20:54 

178-179 треды

Супер Сталк
изображение



изображение
изображение



Hевесте графа де Ля Феp
Всего лишь пятьсот лет,
Таких изысканных манер
Во всей Вселенной нет.
И дивный взор, и кроткий нрав,
И от любви как пьяный гpаф.

Есть в графском парке чёрный пpуд,
Там вороны живут,
Там вороны живут, живут.

Hевеста гpафа де Ля Феp
Становится женой:
Медовый месяц на осле,
И "карр!" над головой.
Бормочет панда: "се ля ви",
А граф рехнулся от любви!

Есть в графском парке чёрный пpуд,
Там вороны орут,
Там вороны орут, орут.

Однажды граф упал с осла
И дёрнул сгоряча,
И платье потянулось вдруг
С лилейного плеча,
Стащилось нафиг до колен -
Под платьем оказался член!

Графиня-трансвестит и вот,
С тех пор наш граф всё время пьёт,
Всё время пьёт.

У графа был острейший меч,
И голова слетела с плеч!

Есть в графском парке чёрный пpуд,
Там вороны не срут,
Там вороны не срут, не срут.

Д'Такасуги, молодой, статный и немного двинутый (об этом очень красноречиво говорил тот факт, что он разъезжал на деревянном осле) самурай ждал. Ждал долго, возле него уже высилась горка пепла. А подлые прогнившие самураи всё не приходили. Желание уничтожить этот прогнивший город вместе с его прогнившими самураями уже успело достигнуть критической отметки, когда наконец появился Зуртос, весь в помаде, пудре и парике не по моде.
- Дерзкий юнец, сейчас ты получишь по заслугам. Скрестим же наши мечи! - кричал он.
- Парик.
- А?
- Что с твоим париком? - спросил Д'Такасуги, выпуская изо рта струйку дыма.
Зуртос на мгновение опешил, но лишь для того, чтобы в следующую секунду кинуться на Д'Такасуги с диким ором:
- Это не парик, это мои во!
Договорить он не успел, потому что в голову ему прилетело рукоятью меча - пришёл Гинтос.
- Заткнись, Зуртос. Ты слишком громкий, а у меня слишком сильное похмелье.
- Не Зуртос, а Кацуртос, - прохрипел Зуртос из последних сил.
Невыносимый запах женского парфюма и громкий смех известил присутствующих о приближении Сакамиса.
Вечер переставал быть томным.


Иногда Гинтоки чувствовал себя рыцарем. Вернее, именно в те моменты, когда обходил ловушки ну пути к принцессе Хиджикате. Принцесса из Хиджикаты была посредственная, но честь его берегли с нездоровым энтузиазмом: никак иначе такое количество капканов, ям с кольями и прочих охотничьих приспособлений Гинтоки объяснить не мог. Относительно личности охотника у него не было сомнений. Тот сейчас наверняка пытается выпутаться из сетей, которые настигли его на пути в Ёрозую.
Выбравшись им последней ямы, с громкими выразительными ругательствами Гинтоки наконец достиг замка с Принцессой.
А в это же время весь личный состав Шинсенгуми устало достал из-под подушек бируши. Ночь предстояла длинная.

В крохотной пыльной коморке, прижавшись друг к другу, сидело несколько мужчин. На самом деле коморка не была такой уж крохотной: просто значительную часть пространства занимала баррикада из шкафов и комодов.
- Итак,- кашлянул в кулак Гинтоки,- начнём чрезвычайное собрание мужчин, страдающих от женского гнёта. Скажем нет феминисткам и многомужеству!
- Скажем нет феминисткам и многомужеству! - хором ответили ему.
- Секретарь, что у нас на повестке дня?
- Так,- Шимпачи раскрыл огромный органайзер и зачитал,- Пункт первый: подготовить вечеринку ко дню рождения Госпожи. Пункт второй: выбрать исполнителя супружеского долга на тот же день,- все нервно сглотнули.- Пункт два точка один: подготовить анестетики и геморройные свечи. Пункт три: выжить.
- У кого какие предложения? И, кстати, где лоликонщик?
- Всё ещё на разведке, председатель.
- Мне начинает казаться, что ему это нравится.
Все тут же гневно и недовольно зашептались, поминая "предателя" и "подкаблучника" нехорошими словами. Гинтоки устало вздохнул, скользнул взглядом по Уцуро. "Хорошо, что хоть этот по мальчикам,- подумал он, но, заметив, как Уцуро облизывался глядя на Сого и Шимпачи, осёкся:- А нет, не хорошо".
- Попрошу тишины. Что подарим? - спросил Гинтоки.
- Кроме годового запаса суконбу,- дополнил Абуто,- по моим расчётам тех годовых запасов, что мы подарили на Рождество, на Новый год и на Восьмое марта даже ей хватит лет на семь. А в последний раз она на нас уже косо смотрела.
- Значит, надо придумать что-то новое?- подытожил Хиджиката.
Стало так тихо, что, казалось, можно было услышать, как медленно и нехотя закрутились шестерёнки коллективного мужского разума. Ещё немного и из ушей у них наверняка бы повалил дым.
- Кхм. А что мы знаем о Госпоже кроме того, что она любит суконбу?- осторожно поинтересовался Ямазаки.
Повисло неловкое молчание. Гинтоки снова прокашлялся:
- Агент Зурако, как прошла разведка в тылу врага?
Кацура сидел в углу и упорно не отвечал.
"Его раскрыли", пояснил Сайто.
Все понимающе вздохнули.
- Шимпачи, Уцуро, Сакамото, удалось ли что-нибудь узнать по вашим каналам?- без особой надежды спросил Гинтоки.
Второе неловко молчание не заставило себя ждать.
Не успел Гинтоки кашлянуть, как раздался стук дверь.


изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение
изображение

@темы: Гура/Зурако, Без сна и без обеда, Дежурка о ни варе ва нахрен, Кого ебёт закон о радиовещании, Котики фалломорфируют в космос, Поэзия, дежурка опять упоролась, хиджигин и гинцу

   

Тысяча Виртов

главная