Супер Сталк
Хиджикате снятся странные, пугающе реалистичные сны. Когда он просыпается, пальцы всё ещё помнят успокаивающую тяжесть катаны – а иногда (такие сны Хиджиката практически ненавидит) тепло чужой кожи.

- У вас предэкзаменационный стресс, Хиджиката-сан? Я читал, что многие школьники совершают самоубийства из-за проблем в школе. Не хотите последовать их примеру?
Тоширо не хочет, чем огорчает Сого безмерно.
- Если что – я всегда готов стать вашим кайсяку, - сообщает Окита и, наконец, затыкается.

В снах Хиджикаты Сого около восемнадцати, и он младше самого Тоширо на десять лет.
А никакого предэкзаменационного стресса у Хиджикаты нет. Просто сигареты заканчиваются чуть чаще, чем обычно – и это раздражает.

- Хиджиката-кун, продемонстрируй домашнее задание у доски, пожалуйста.
Тоширо старательно выписывает кандзи, пока не замечает, что Гинпачи давным-давно уткнулся в свежий выпуск «Джампа» и даже не думает поднять привычно пофигистичный взгляд на доску. Мел ломается в пальцах Хиджикаты на несколько маленьких кусочков, пачкает форму. Гинпачи выбешивает. Ленью, недисциплинированностью, опозданиями на собственные уроки, тягучим голосом. Выбешивает больше, чем Окита, больше, чем отсутствие любимых сигарет в супермаркете у дома и, наверное, даже больше, чем эти сны.

Хиджиката знает, что этой ночью ему снова будет сниться сброшенное буквально на пороге белое с голубым узором кимоно, мятый футон – и разметавшийся по этому футону Гинпачи, раскрасневшийся, невыносимо и нарочно лениво-медлительный, с тёмными пятнами засосов на шее. А утром подушка снова будет ненавистно пахнуть клубникой.

День начинается с этого раздражающего запаха, но, Хиджиката, кажется, уже привык. Ему приходится остаться после уроков, чтобы дописать тест по японскому. Гинпачи курит прямо в классе, и это тоже уже привычно. Когда учитель достаёт пачку, Хиджиката успевает прочитать дурацкую надпись «со вкусом клубники» и поморщиться. Такие сигареты иначе как извращением и не назовёшь.
Гинпачи неловко поправляет ворот белого халата, будто бы пытаясь прикрыть шею, но Хиджиката, разумеется, не смотрит - его внимание полностью поглощено тестом.

Трагикомедия S
Действующие лица
Оборо
Шоё
Нобунобу
Саччан
Такасуги(в коме)
Садахару
Альтана(её шёпот)
Сого
Сакамото
Гинтоки
Муцу
Кагура
Умибозу
Камуи
Абуто
Шимпачи
Кацура
Акт первый и последний.
Сцена первая и последняя.
За большим столом в конференц-зале сидят все герои( по крайней мере те, что могут сидеть). Гинтоки ковыряется в носу, Сого делает вид, что спит, Саччан качается на верёвке, Сакамото неловко смеётся, Шоё предлагает Оборо покататься на ослике, Садахару грызёт голову Нобунобу, Ято недоброжелательно на всех смотрят. На магнитной доске у стола голосовалка гинтамоанонов.
Гинтоки.(продолжая ковыряться в носу) Кто-нибудь объяснит, зачем мы здесь? У меня между прочим куча дел. Главные герои, знаете ли, нарасхват.
Муцу.Это связано с последней голосовалкой. Возникло некоторое недоразумение и мы(указывает на остальных Ято) решили в этом разобраться.
Шимпачи.(поправляя очки)Муцу-сан, но мы тут при чём. Какой с нас спрос?
Кагура. Заткнись, Пацуан! Тебя это вообще не касается, про тебя вообще забыли как всегда!
Шимпачи. Кагура-чан, но тебя тоже нет в голосовалке.
Муцу. Об этом мы и хотим поговорить. Как вы видете на доске, тема голосовалки: самый искусный S канона.
Сого.От нас-то вы чего хотите? Давайте быстрее, скоро дорама начнётся.
Камуи. Муцу-сан хочет сказать, что наше неучастие в голосовалке с подобной темой недопустимо.
Муцу. Именно так. И чтобы разобраться, пройдёмся по пунктам. Итак."Оборо. Лучше пройти 9 кругов ада, чем 9 секунд выслушивать про Небеса". Что вы скажете в своё оправлание?
Оборо.(пытается заговорить, но тут же получает кляп в рот от Кацуры)
Кацура. Протестую! Он не заслуживает звание церебрального S! Я был первым и достоен места в голосовалке!
Гинтоки и Кагура заклеивают ему рот и выгоняют. Другие делают вид, что ничего не видели.
Муцу. Продолжим."Шоё. Дать убить себя ученику на глазах у других учеников...
Маскировать S под M - тоже искусство". Есть что сказать?
Шоё.(улыбаясь)Ой, как неловко-то вышло. Меня просто неправильно поняли. Они перемудрили, я не маскировался.
Умибозу. Для S у тебя непозволительно длинные волосы. Я бы смотрелся лучше. У меня даже волосяные луковицы в форме буквы "S".
Кагура.(в сторону)Ты же просто завидуешь, лысый.
Муцу. Следующий у нас Нобунобу. "Ты не можешь нести другим счастье, не познав его на своей зад... шкуре". Кстати, а где он?
Все оглядываются на место, где сидел Нобунобу. Из-под стола торчит окрававленная рука и хвост Садахару.
Гинтоки. Познаёт счастье, чтобы передать его другим, судя по всему.
Камуи. Раз уж сёгун вышел из строя, я займу его место. Думаю, он не будет против.
Кагура. Эй! В очередь! Тебя вообще в М записали, не пытайся реабилитироваться.
Абуто.(тяжело вздыхает)
Муцу. Полагаю, вопрос с Садахару можно считать решённым?
Кагура.(со слезами на глазах) И ты, Садахару?
Все согласно кивнули.

Муцу."Са-чан. Моральное S не мешает физическому M". Так она не может ответить, будем считать, что это место переходит мне.
Шимпачи. Муцу-сан, и вы туда же?!
Муцу.(слегка покраснев)Кхм."Такасуги. Вопрос о том, кто же его спас, стал причиной бессонных ночей многих М... И не только М."
Гинтоки. Ублюдок не даёт покоя, даже когда без сознания. Ну что за заноза в заднице?
Приборы фиксируют у Такасуги учащенное сердцебиение. Пиканье учащается и действует на нервы.
Гинтоки.(разводит руками) Я же говорил.
Абуто подходит к каталке и вводит в капельницу лекарство. Все понимающе вздыхают.
Муцу.Сого. "Он должен быть в этом списке просто потому, что это канон."
Кагура.(в сторону)Чёрт, и не подкопаешься.
Сого. Раз ни у кого нет возражений, то я пойду. Дорама скоро начнётся. И Хиджиката-сан непозволительно долго не попадал в лазарет.
Кагура кидается на Сого. Завязывается драка. Через минуту их удаётся выпихнуть из конференц-зала.
Муцу."Альтана. Нечто, породившее Sенсея, - S по определению."
Стёкла в окнах задрожали, по некоторым побежали трещины, замигали лампочки.
Альтана.(шёпотом) Вас закроют через семь серий...
Гинтоки.(зажимая уши руками)Аааа! Ладно-ладно, к тебе вопросов нет!
Лампочки перестают мигать. Все вздыхают с облегчением.
Шимпачи.(вытирая вспотевший лоб) Много там ещё, Муцу-сан?
Муцу.(излучая ужасающую ауру)Сакамото...
Сакомото с "ахаха" выбегает за дверь. Муцу следует за ним.
Гинтоки.(ковыряясь в носу) Думаю, никто не станет спорить, что мой sтальной аппендикс вне конкуренции.
Все встаю из-за стола. Пиканье приборов становится невыносимым.
Гинтоки. Э-эй, ребята, вы чего?
Гинтоки. Ребята?
Занавес.



- Здравствуйте, дамы и господа! Я просто анон и я веду репортаж непосредственно с места событий. Итак, поприветствуем же участников сегодняшнего забега!
Участники номер раз! Уцуро и панда - герои трогательной натуралистической повести, предмет обожания, умиления и ненависти. Наградим же их аплодисментами!
Участники под номером два, к сожалению, остались снаружи. Какая досада!
Участник номер три - гинбуддист! Тише-тише, господа, я понимаю, что вас переполняет чувство восторга, но тише, а то разбудите!
Участник номер четыре! Участник номер четыре? О ужас, от него остались только красные фундоши. Смогут ли они постоять за честь хозяина. Поддержим их бурными овациями!
Участник номер пять - коматозник! Звезда последних нескольких тредов, герой мокрых снов и кошмаров анонов, близок к тому, чтобы стать стюардессой!
Участник номер шесть - менеджер с исками от правообладателей. Ему уже не терпится начать гонку! Какой дух, какое рвение!
Участник номер семь - вероломный полицейский Хиджиката, тоже рвётся в бой! Подержите его кто-нибудь, а то все сядем.
Участник номер восемь - ослик! Аплодисменты!
Участники номер десять - девочка и феминист! Похоже, они решили как следует подкрепиться перед забегом. Но почему ест только девочка?
И, конечно же, как всегда с нами Безразличные звёзды - неотъемлемый атрибут любого происходящего в нашей Вселенной абсурда, а так же участник номер девять.
Все участники представлены, можно начать гонку! На старт. Внимание. Марш!!!

-Раздался сигнальный выстрел и все участники сорвались с места. Ослик стремительно вырывается вперёд, но как?! В это невозможно поверить, но он на колёсиках, на колёсиках, господа! И с флагом! А нет, это же Красные Фундоши! Неужели они решили объединиться?
Но другие участники не отстают. Вероломный Хиджиката и коматозник идут ноздря в ноздрю, Уцуро с пандой, девочка и феминист нагоняют их с большой скоростью. Менеджер, что же с менеджером? Он побежал совсем в другую сторону! Какой накал, какая атмосфера! Эй, мне кажется или кого-то действительно не хватает? Вы только посмотрите: гинбуддист не тронулся с места! Почему он до сих пор спит? Растолкайте кто-нибудь его! И пусть земля вам будет пухом... Вернёмся к нашим участникам. Вероломный Хиджиката растерялся: видимо, всему виной отсутствие гинбуддиста. Он начал арестовывать всех подряд, чуть было не повязал Уцуро и феминиста, что в общем-то звучит как характеристика одного человека, но в последнюю секунду им удалось увернуться! Коматозник идёт в своём собственном темпе и ничто, даже кочки на дорогах, не могут остановить его каталку! А тем временем Уцуро с пандой нагнал Ослика и теперь продолжает гонку верхом на нём! Красные Фундоши обмотали лицо Уцуро, и тот почти потерял равновесие. Хорошая попытка, Красные Фундоши, но этого извращенца уже не остановить! О нет! Красные Фундоши пали! Звёзды, почему вы так безразличны? На трассе появилась группа подозрительных людей. Не может быть, это же группа Снаружи! Они вырываются вперёд, не оставляя другим участникам и шанса! Да, они пришли, чтобы отомстить! Вот они обошли всех и стремятся вперёд, вперёд! И пропадают из поля зрения. Ну что ж, они оправдывают своё звание. Пожелания им удачи!

- Господа, это невероятно! Гинбуддист сдвинулся с места! Всего на метр, пока раскидывал мешающих спать, но это уже что-то! Между коматозником и вероломным Хиджикатой завязалась нешуточная схватка: они сметают всё на своём пути, никого не щадят. Уцуро с пандой на Ослике сошли с дистанции и не могут продолжать гонку. Как жаль, как жаль! Но что это? Неужели менеджер вернулся? В это невозможно поверить, но он действительно вернулся! Подождите, но за ним случайно не представитель *oei *nimation! Беги, менеджер, беги быстрее ветра! А то точно сядем...
Фух...
А меж тем девочка с феминистом кинула феминиста и рванула вперёд. Неужели феминист был просто балластом? Какая бессердечная девочкаргх! Кха-кха, понял, очень добрая девочка! Группа Снаружи предприняла очередную попытку вернуться, но попались под руку Вероломному Хиджикате. Какая неудача!
Но посмотрите, это просто невероятно! Гинбуддист идёт вровень с коматозником! Стоп, гинбуддист? Какого чёрта он летит на диване?! Это что, диван-самолёт?! Что, летучий диван *апута?! Вы совсем с ума сошли, наш менеджер не настолько быстрый! Если его поймают, это будет противоречить голосовалке! Всё, мне надоел этот абсурд! Я умываю руки. Устороили тут, понимаешь ли. И не смотрите на меня так! И чего это вы так угрожающе на меня надвигаетесь? И ты, менеджер? Нет, ребят, серьёзно, хватит. Хватит. Мамаа!!!


1.Комната была залита светом полной луны, окно заманчиво приоткрыто. На огромной кровати в ворохе одеял и подушек, широко раскинув руки и ноги, спал некто. Его грудь мерно вздымалась, на глазах была маска для сна.
Вдруг за окном появился странный силуэт, окружённый мерцающим лунным светом. Он походил на летучую мышь, только очень разожравшуюся. Нога в чёрном кожаном сапоге, непристойно облегающем голенище, ступила на подоконник, следом показался и её обладатель. То был сам Отодракула: его бледная кожа казалась почти белой, от неё исходило едва заметное сияние, глаза загадочно блестели, а за спиной развевался плащ, чернее чем сама ночь.
Он бесшумно опустил ноги на пол и медленно начал подходить к кровати. Внезапно его внимание привлекла бутылка: её соблазнительные изгибы переливались всеми возможными цветами, она будто светилась изнутри, а красная крышечка, венчающая всё это великолепие, придавала ей особую пикантность. Он аккуратно взял её в трясущиеся от предвкушения руки, нежно провёл по изогнутым бокам, открыл крышку и жадно припал к горлышку губами. По подбородку стекла красная капля, он закашлялся и изо всех сил пытался заглушить хрипы, но было поздно - человек проснулся. Не снимая с глаз повязки он достал из-под подушки базуку. В следующую секунду Отодракулу смело выстрелом. "Какой ублюдок наливает кетчуп в бутылку от майонеза?"- последнее, о чём он успел подумать прежде, чем его отбросило.

2.Комната была залита светом полной луны, окно заманчиво приоткрыто. На огромной кровати в ворохе одеял и подушек никто не спал, только в шкафу кто-то громко и выразительно сопел. Вдруг за окном появился странный силуэт. Он походил на летучую мышь, очень большую и очень потрёпанную. Нога в кожаном сапоге тяжело ступила на подоконник, через мгновение Отодракула уже стоял на полу. Его прекрасный чёрный плащ был по-прежнему чёрным, но не таким уж прекрасным: весь в подпалинах, в крошках штукатурки - он больше не производил должного впечатления. К слову, то же самое было с его кожей.
Отодракула внимательно осмотрел комнату на предмет подозрительных бутылок. Убедившись, что всё чисто, он направился к двери. От раздавшегося за спиной рыка по спине у него пробежали мурашки.
Ретироваться пришлось через окно.
3. Комната была залита светом полной луны... А, плевать. Окно было похоже на раззявленную пасть, и Отодракула не ждал ничего хорошего, когда ступал на подоконник. Первый же шаг в комнате чуть не стал последним: Отодракула еле увернулся от просвистевшей у уха стрелы. Следующий шаг чуть не отправил его в яму, с осиновыми кольями. "Какая к чёрту яма с осиновыми кольями?! Убить меня хочешь?!"- подумал Отодракула и прыгнул обратно к окну. От греха подальше. Ещё одна стрела просвистела у его уха на прощание.


О медиумах Гинтоки и Хиджикате, которые боялись призраков.
Действующие лица
Медиум Гинтоки
Медиум Хиджиката
Призраки прошлого и настоящего
Акт первый
Сцена первая
Классический дом с привидениями: разбитые окна, сантиметровый слой пыли, свисающая с потолка паутина, оплавленые свечи, скрипящие половицы, камин вместо ружья, которое выстрелит. У открытой двери стоят медиум Хиджиката и медиум Гинтоки. У каждого по огромному рюкзаку, доске Уиджи и железной кочерге. Стоят у порога, нерешительно переминаясь с ноги на ногу.
Г. и Х.(в один голос)Эй.
Пауза.
Г. и Х.(опять в один голос)Ты первый.
Пауза.
Ещё одна.
Г.Ты чего здесь делаешь, а?
Х.(показывая кочергу и доску Уиджи) Работаю я здесь.
Г.Нет-нет-нет, это я здесь работаю. И я первый пришёл.
Х.Я первый пришёл, тебя здесь не было.
Г.Я просто отходил отлить.
Х.Я тоже могу так сказать.
Г.Почему ты такой недоверчивый, Хиджиката-кун? Пожалей отца двух детей и собаки. Ты даже не представляешь, сколько жрёт эта орава.
Х.(раздражённо) Да ты же всё спускаешь на выпивку.
Г.(ехидно улыбаясь)Откуда же ты знаешь? Уж не потому ли, что рядом сидишь?
Х.(отвернувшись)Тц. Делай, что хочешь. Гонорар всё равно мой.
Г.(поднимая руки в примирительном жесте)Ну-ну, давай хотя бы 20 на 80? И я обещаю не мешаться.(в сторону)20 - тебе, 80 - мне.
Х.(махнув рукой)Чёрт с тобой, всё равно не отстанешь. По рукам.
Обмениваются рукопожатиями. В доме раздаётся звон разбитого стекла. Стоят, неловко переминаясь с ноги на ногу.
Г.(нервно сглатывая)Ну что же ты, Хиджиката-кун, на пороге-то стоишь? Холодно же, (глядя на неподвижные ветви деревьев) ветер вон поднялся.
Х.(поправляя воротник рубашки)А сам-то чего медлишь? Ты же так в бой рвался. Вперёд, навстречу призракам, я дам тебе фору.
Г.(ухватив Хиджикату за предплечье)Как же так? Ты же первый пришёл. Я честный и гордый человек. Мне не нужны послабления.
Х.(резко повернувшись к Гинтоки лицом, схватив за предплечье) Ах ты!..
Г.Ладно-ладно. Давай решим всё по-мужски.
Х.(с недоверием)Камень-ножницы- бумага?
Г.(натянуто улыбаясь)Конечно!
Гинтоки со всей силы пихнул Хиджикату в дом, но ,так как тот всё ещё держался за него, полетел следом. Они упали на пол с грохотом и треском, поднялось облако пыли.


Сасахиджи снимают порно пишут фикбук
Исабуро и замком скептически осмотрели название фанфика. В выражении их лиц сквозил немой вопрос напополам с недоумением.
"Зажрались", - подумал Исабуро.
"Не то слово", - подумал замком в ответ.
Где-то неподалеку шуршали и шептались АТСАСИ, проходящий мимо анон как бы невзначай просвистел что-то подозрительно похожее на "хотим фикбука". Невозмутимость замкома дала трещину - у него задёргалось веко. Исабуро устало вздохнул:
- Ну, в конце концов, что нам стоит? Это же фикбук.
- Аноны просят зрелищ - они их получат, - заговорщицки улыбнулся замком.
Спустя полчаса.
- Ну, вроде готово. Осталось сделать из этого фикбук. С чего начнём? - поинтересовался замком.
- Надо Гинтоки или Хиджикату заменить на Мерисью.
- Хм. Истинное третье перо Нараку? Самое сильное, разумеется, какая-нибудь внебрачная дочь Уцуро.
- Полуято. Зонт, меч, посох - всё сразу.
- Пусть ест и майонез и сладкое.
- Точно. Не будем никого заменять - пусть Гинтоки и Хиджиката побегают. И Такасуги. И остальные.
- Гениально.
Через полчаса.
- Так, Мерисья есть. Но это по-прежнему выглядит слишком нормально,- Исабуро озадаченно почесал подбородок.- Что же делать?
- Заместительные синонимы!- осенило замкома.
- Блондины, брюнеты?
- И среброволосые, и фиолетоволосые. И красноглазые, конечно же.
- И Оогуши-куна не забудь.
Спустя полчаса.
- Готово. Но чего-то не хватает.
- И правда. Может, поиграть с пунктуацией?- предложил замком.
- Можно. Но не то. Надо какую-то фразу в описании. Завершающий штрих.
Исабуро и замком задумались. В образовавшейся тишине можно было расслышать, как предвкушающе шуршат пакетами аноны и члены АТСАСИ.
- Эврика!- вырвалось у них одновременно.- "Не ругайтесь, это наш первый фикбук фанфик."
Они обменялись понимающими взглядами и улыбнулись.
Но это будет уже совсем другая история.


Хиджичок отчаянно колотил по двери лежебоки Гинни-Пуха копытцем, время от времени переходя на выражения, которые нельзя говорить в детских книжках. Когда сил почти не осталось, он сел, облокотившись на дверь, и закурил, что было так же непозволительно и вопиюще как выражения, которые нельзя говорить в детских книжках.
А в это же время Гинни-Пух, лениво почесав мохнатый бок, перевернулся. На часах было только начало весны и он искренне не понимал, чего от него хочет Хиджичок в такую рань. Гинни-Пух не мог заснуть, а Хиджичок не переставал чего-то хотеть. "Вот свинья", - подумал Гинни-Пух и покатился открывать дверь.

Оба-Оба - довольно молодой, но уже изрядно потрёпанный жизнью ослик - сидел на берегу озерца, печально уставившись на своё отражение. "Душераздирающее зрелище", - угрюмо произнёс он. Он отвернулся от своего отражения и медленно - очень медленно - побрёл на другой берег. Передвижению его явно мешало отсутствие передней ноги, но Оба-Оба, кажется, совершенно не обращал на этот факт внимания. Пройдя на другой берег, он остановился точно напротив того места, где стоял ранее, и снова уставился в воду. "Я так и знал, - невероятно пафосно, так, как только он это и умел, вздохнул Оба-Оба. - С этой стороны ничуть не лучше. И никому, даже Небесам, нет до этого дела. Воистину душераздирающее зрелище!"
Оба-Оба поднял свой единственный глаз на небо - кажется, собирался дождь.

Тут в кустах позади раздался подозрительный звук, и из них вышел Гинни-Пух.
- Доброе утро, Обо-Обо. - вялым голосом сказал Гинни-Пух.
- Доброе утро, Медовый Демон, - ещё более безжизненно начал отвечать ему Обо-Обо. - Если это утро доброе. Если утро вообще может быть добрым. Если Небеса...
- Что-то случилось? - всё таким же ленивым голосом, но при этом удивительно настойчиво перебил его Гинни-Пух.
- Нет, совсем ничего, Медовый Демон, с чего ты взял? Не всем же дано. А некоторым вот вообще не дано. Хотя, возможно, даже им дано, но как-то не приходится. На всё воля Небес, знаешь ли.
- А? Что ты несёшь? - спросил начавший было засыпать Гинни.
- Веселиться. Пить, петь, плясать, летать на воздушном шаре со своим поросячьим другом...
- Ты что, видел?!
- Небеса всё видят.
- ...
- Если тебя интересует моё мнение, то Не...
- Так что, говоришь, у тебя случилось? - неловко попытался перевести ещё более неловкую тему Гинни-Пух.
- Разве у меня что-нибудь случилось?
- Не знаю, но у тебя такой угрюмый вид.
- Разве когда-то было иначе?
- И то правда. - подтвердил Гинни, почесав свою набитую кучерявыми опилками голову.
- ...день рождения. - после недолгой паузы выдал Обо-Обо.
- День рождения?
- Да, сегодня мой День рождения. Самый прекрасный день в году. День, когда вокруг тебя собираются все твои друзья и дарят тебе подарки. Ты хоть знаешь, Медовый Демон, сколько у меня друзей?
Гинни-Пух не знал. Он вообще сомневался, что у Обо-Обо могли быть друзья, но вслух произнести это отчего-то не решался. Что было весьма странно, потому что обычно необходимости тянуть его за язык не было. Но сейчас Гинни казалось, что, скажи он такое Обо-Обо прямо в ли... морду, из тучи, висящей прямо над последним (Стоп, это что, туча? Над угрюмым ослом действительно висит туча? Какого чёрта тут происходит?!), вылетит молния и ударит его, Гинни-Пуха, прямо в мохнатый бок.
Гинни решил перевести свой взгляд куда-нибудь ещё, чтобы разорвать-таки этот неловкий зрительный контакт, и внезапно его внимание привлекло нечто странное.
- Ой-ой, что случилось с твоей ногой? - обеспокоенно-пофигистично поинтересовался Гинни-Пух.
- А что с ней случилось? - на удивление безразлично отозвался Обо-Обо.
- Её нет.
- Как нет?
- Совсем нет.
- А что же тогда есть?
- Ничего нет.
Обо-Обо недоверчиво опустил взгляд и... увидел, что ноги действительно нет. Так вот что за дискомфорт он испытывал последние несколько дней!
- Не хочется это признавать, но, кажется, ты прав.
- Разумеется, я прав.
- Но в этом нет ничего удивительного. В отсутствии ноги, я имею в виду. У меня же День рождения. Было бы странно, если бы Небеса не послали мне это испытание в качестве подарка.
"Лучше бы они тебе путёвку в больницу для интересных на голову зверей послали", - подумал Гинни, но вслух сказал:
- Может быть, ты её где-то забыл?
- Ты ударился головой, Медовый Демон? Как можно где-то забыть ногу? Вполне очевидно, что её украли.
- Кому нужна твоя нога?
- Мы, служители Не...
- Так, всё, я понял! Сиди здесь и никуда не ухо... уковыливай. Я, Гинни-Пух, мастер на обе передние лапы, обещаю найти твою ногу и устроить тебе незабываемый ("...а также первый и последний в твоей жизни", - куда-то в сторону и полушёпотом) День рождения!
С этими словами Гинни-Пух развернулся и пошёл в сторону тех же кустов, из которых и появился. Обо-Обо остался сидеть на берегу озерца. Он вновь поднял глаз на небо - кажется, оно начало проясняться.


Соко и Кагура борются за внимание посетителей в хост-клубе.
В "Улыбке" царил небывалый ажиотаж: деньги и алкоголь текли рекой, столы ломились от закусок, а звонкий девичий смех, казалось, наполнял собой всё пространство. Однако...
- Какого чёрта ты здесь делаешь? Госслужащим урезали зарплату? До вашего начальства наконец дошло, что деньги налогоплательщиков пропадают зря? - процедила сквозь зубы Кагура, пытаясь сохранить при этом приветливое выражение лица. Безуспешно.
- Эй-эй, о чём ты говоришь? Я здесь на спецзадании, работаю под прикрытием. Видишь того мужика? Он подозревается в предательстве Бакуфу, и сегодня он мой клиент.
- Хостесс не пристало так отзываться о клиентах. По-моему, этот господин выглядит как человек, который не прочь угостить юную леди плотным ужином. Так что свали и не мешай Гуре-сан работать, - поправив прическу, Кагура уверенной походкой направилась к клиенту. Соко не отставала.
- Почему же господин скучает в одиночестве в столь прекрасный вечер?- хором сказали они, не преминув обменяться недоброжелательными взглядами. Клиент побледнел.
- Но вообще-то я уже позвал...
- В таком случае я с удовольствием вам составлю компанию, - Кагура оказалась проворнее и уже сидела на диване приобняв мужчину за руку.
- Прости, Чайна, но сегодня не твой день. Я уверена, что господин выберет отечественный продукт, не так ли?- прижалась Соко к клиенту с другой стороны, на лбу у него выступила испарина.
- А я думаю, что господину хочется экзотики. И к слову, вина и закусок сюда, закусок побольше!
Заказ был выполнен буквально через пару минут. Не смотря на небольшой опыт работы в "Улыбке" Кагура успела приобрести определённую репутацию. Определённе была только у Отаэ. Сейчас Кагура обходила Соко по всем фронтам, но та не намерена была сдаваться.
- Господин, наверное, желает вина.
Соко железной хваткой зжала несчастному челюсть и прямо из бутылки начала вливать в рот "домпериньён". Его лицо покраснело, он ошалело махал руками, а Соко не отрываясь смотрела Кагуре в глаза. Когда бытылка опустела, мужчина, наконец, смог вдохнуть.
- Да нет же, я уверена, что господин не откажется от суши,- одним движением Кагура отправила целый поднос суши вслед за вином. Клиент лишь что-то невнятно прохрипел и обессиленно рухнул на стол. У Соко затрещала рация.
- Да, можно брать. Нет, не сопротивлялся. За что? Сексуальное домогательство, так в протоколе и запишите.
К моменту, когда Соко договорила, Кагура уже доедала оставшиеся закуски.
- Какой-то хлипкий предатель пошёл, ни капли энтузиазма,- проговорила она с набитым ртом.
- Выйдем?
- Выйдем. К слову, выходить надо очень быстро. Я отсюда слышу, как трещит по швам терпение управляющего.
И они вышли.


Персонажи: Абуто/Такасуги Шинске
На самом деле Такасуги не был пленником. У его палаты была куча охраны вовсе не для того, чтобы он не сбежал - просто за него беспокоились. Ремни на кушетке - чтобы он не упал во сне. В капельнице - витамины, пусть от них и клонило в сон.
Такасуги не чувствовал себя пленником. Он воспринимал это как отдых в санатории. В самом деле - террористам тоже надо отдыхать.
Навещали его редко, да и то только Абуто. Абуто всерьез считал себя тюремщиком, а Такасуги не хотел его расстраивать.
- Как самочувствие?- спрашивал он всегда с безразличным видом.
Такасуги никогда не отвечал - лишь задирал голову, насколько ему позволяло положение: сложно смотреть на кого-то сверху-вниз, когда ты прикован к постели.
Обычно он приходил с кучей бумаг, иногда - очень редко - с выпивкой. Не предпринимал попыток заговорить - просто молча сидел, изредка пересекаясь с Такасуги взглядом.
В один из дней Абуто пришёл изрядно навеселе: громко смеялся, глупо шутил и много жаловался. "Совсем разошлись без своего капитана", - подумал Такасуги и осёкся - где-то там и его команда без капитана. От этой мысли стало тяжело в груди. Тяжесть было почти материальной. Нет, пожалуй, таковой она и была. Такасуги опустил взгляд и увидел заснувшего на нём Абуто. Ещё никогда чёртовы ремни так ему не мешали.
Это повторялось несколько раз. В какой-то момент это даже перестало вызывать у Такасуги желание устроить маленькую кровавую баню."Одеяло,- успокаивал он себя,- тяжёлое, храпящее, от которого несёт перегаром, но очень тёплое одеяло". Иногда это одеяло лезло под одеяло или - что хуже - обниматься. В такие секунды Такасуги не помогала даже мантра, но ремни, к счастью для Абуто, были достаточно крепки.
Но когда Абуто поцеловал Такасуги не выдержали даже они.

@темы: хиджигин и гинцу, дежурка упарывается прямо сейчас, ФФГ, Такасуги, Котики фалломорфируют в космос, Кого ебёт закон о радиовещании, Десять макси гинтамофандома, Дела семейные, Дежурка о ни варе ва нахрен, Гура/Зурако, Без сна и без обеда