20:19 

174-175

Супер Сталк
Персонажи: Муцу/Кагура
Ключ: посмертная амнезия
Кинк: награда для победителя

Первое, что говорит Муцу, очнувшись: «Я ничего не помню». Ей никто не отвечает. Вокруг темно, а когда Муцу встаёт с койки оказывается, что ещё и грязно. Пол под ногами покрыт чем-то липким и, скорее всего, красным. Муцу чувствует этот цвет на ощупь, как слепые. Вскоре становится понятно, что пол и койка – это всё, что есть в этом странном месте. Стен нащупать не получается, сколько бы и в какую бы сторону она ни шла. Муцу отчего-то уверена, что раньше у неё было прекрасное чувство времени, но куда оно пропало сейчас, она понятия не имеет. Муцу умножает в уме трёхзначные числа, а ещё пытается отжиматься от пола, но вскоре отказывается от этой затей, чувствуя на руках всё ту же липкую алую массу. Муцу знает, что – кровь это, или нет – оно давно должно было засохнуть. Но отчего-то не засыхает. В какой-то момент впереди, прямо напротив койки, но довольно далеко появляется огонёк. Тусклый и светло-оранжевый. Ещё немного – и получается разглядеть человека, несущего в руках бумажный фонарик. Точнее, в одной руке, оставляя правую свободной, вероятно, для драки в случае чего.
- Эй! Здесь вообще есть кто-нибудь?
Муцу молчит, потому что сама уже не знает, есть она здесь или она просто неведомый глюк, выдуманный темнотой. Да и в том, что девушка в светлой одежде ей не мерещится, Муцу тоже не уверена. Фонарик приближается, и наконец становится возможно рассмотреть девушку, несущую его.
- Муцу? – недоуменно спрашивает та.
- Я ничего не помню, - повторяет Муцу первое, что она вообще произнесла здесь.
- Меня зовут Кагура. А ты – Муцу, заместитель капитана Кайентая. Хотя я бы сказала - капитан, - сообщает девушка без всякого удивления. И интересуется, - Что это за место?
- Я не знаю, - качает головой Муцу. Что такое «Кайентай» она тоже не знает, но не думает, что это нечто важное.
Они так и стоят друг напротив друга, пока огонёк в фонарике вдруг не вспыхивает ярко-ярко. С невнятным восклицанием Кагура отбрасывает его от себя, и топчет ногой. Муцу думает, что зря, пол каменный, а гореть здесь больше нечему. И ещё в последних отсветах горящей бумаги успевает рассмотреть, что липкая масса на полу действительно красная. Муцу хочется думать, что это всего лишь отблески пламени.
А потом Кагура вдруг оказывается очень близко, Муцу даже чувствует её тепло, и понимает, что до появления этой девушки здесь не было ни тепла, ни холода. Кагура наклоняется – хотя Муцу была уверена, что та ниже неё – и накрывает чужие губы своими.
- Я подумала, - почти извиняющимся тоном говорит Кагура, - что, ну знаешь, как в сказке, если поцеловать спящую красавицу, то она проснётся. А под это определение мы обе подходим, не находишь?
Муцу негромко смеётся, притягивает девушку к себе и целует сама.
И наконец-то вспоминает всё.

Первый, кого видит Муцу, очнувшись – непривычно серьёзный Сакамото, который сразу же начинает объяснять ей что-то про аварию и клиническую смерть. Муцу, всё ещё чувствующая привкус чужих губ на своих, улыбается.

Муцу снится Кагура. Это нелогично – Кагура на Земле, и на корабле Кайентая ей делать нечего. Но Кагура говорит:
- Ты знаешь, а я победила смерть.
- Предлагаешь мне быть твоей наградой? - спрашивает Муцу, улыбаясь одними глазами.
- Ты против?
- Надо подумать… Наверное, нет.

Муцу улыбается во сне, и Сакамото наконец отходит от её койки в лазарете, уверенный, что теперь-то всё будет по-прежнему.


Персонажи: Тама/Фумико
Ключ: выпускной
Кинк: своеобразная романтика

- Тебе налить? – спрашивает раскрасневшаяся Фумико. Раскрасневшаяся не столько от алкоголя, сколько от общей раскрепощенной атмосферы, в которой так удобно одаривать каждую проходящую мимо парочку пошлыми комментариями.
- Нет, спасибо, - ровно отзывается Тама.
- Ты не собираешься пить даже на выпускном? – насмешливо интересуется Фумико, не давая девушке снова опустить взгляд.
- Алкоголь – это нерационально, - таким же ровным тоном сообщает Тама. Будь это кто-то другой, Фумико бы всерьёз задумалась, не обидела ли она чем-то собеседника.
- Чего ещё ждать от девушки, надевшей на выпускной бал комон, - вздыхает Фумико.
Тама едва заметно пожимает плечами.
- Я думаю, - неуверенно произносит она, - что традиционная одежда – это красиво.
- Конечно, красиво, - соглашается Фумико, - но почему именно комон? Не фурисоде, не иромудзи, не цукесаге?
- Оно мне понравилось, - немного задумчиво аргументирует Тама. И сразу добавляет, - Этого ведь достаточно?
Тама кажется немного растерянной, и собеседнице сразу же хочется её успокоить.
- Вполне, не беспокойся. Просто это несколько необычно по сравнению с нарядами других выпускниц.
- Я не умею беспокоиться, - сообщает Тама, и Фумико это даже не удивляет.
- А чего ещё ты не умеешь? – спрашивает Фумико, будто бы не нарочно прикусывая губу. Тама никогда не реагирует даже на самые откровенные провокации, и это… заводит.
- Пьянеть. Танцевать. Влюбляться. Злиться, - невыносимо спокойно перечисляет Тама, будто бы Фумико задела её оби действительно случайно.
- Это всё вполне поправимо, разве нет?
Тама задумывается.
- Наверное, нет, - наконец-то отвечает она.
- Это был вызов? – спрашивает Фумико весело.
***
- Чулки?! Серьёзно? Чулки под комон? Слушай, мне нравится…
- Этого я тоже не умею.
- Мммм…
- И этого.
- Аах… если не умеешь, то не сумей вот так же ещё раз, пожаа.. ох…
***
- Знаешь, я думаю, сбегать с выпускного бала в лав-отель – это очень романтично, - сообщает Фумико.
- Я запомню, - говорит Тама и легко улыбается.


Какое низкое коварство:
Рассвет и космос разлучать!
Тем, кто так смеет поступать,
Пусть ядом станет вдруг лекарство!
Нам скажут сведущие в том:
"Ну как же без измен Замком?"

Так, верно, думают, аноны.
Не все, но многие - так что ж?
В фандоме нам нельзя без прона.
Но про измены - это ложь!
Друг с другом - я это фаноню,
А кроме... Черт, да с кем же, кроме?
Рассвет и космос - только вместе...
А остальное - что, из мести?
Упорот я, иду по кругу -
Устал с рифмовки, признаю...
... Мы дарим им любовь свою,
Ну а они свою - друг другу.

С дивана вдруг раздался стон:
"А сасахиджи всё ж канон!"





@темы: дежурка опять упоролась, ФФГ, Твоя бабушка носит кеды, Поэзия, Нам лень встать с дивана, Кого ебёт закон о радиовещании, Десять макси гинтамофандома, Дела семейные, Дежурка о ни варе ва нахрен, Гура/Зурако

   

Тысяча Виртов

главная