Гура-сан
ГУРА, ВУУУ!
Драбблы


В гостях у Блэкбукса

Блэкбукс шлепнулся на диван и тут же испуганно подскочил, путаясь в плаще.
- Что та... Что ты тут делаешь?
Гинтама вяло смотрел на него слезящимися глазами.
- Выметайся! это мой диван, из моего канона!
- А-а, а я-то думаю, почему так мягко, чуть не провалился. Свет! - простонал Гинтама, отворачиваясь к спинке, и действительно начал проваливаться, испуганно замахав руками и ногами, и проваливаясь ещё глубже. Блэкбукс немного полюбовался на это, сожалея, что не может оставить все как есть, потому что... нет, не братья, а потому что только Гинтама помнил, где последняя заначка с рейтинговым вином. Выхватив из его рук бутылку с остатками разбавленных кинков, он залпом допил их и вытащил Гинтаму за рукав халата с незапоминаемым названием.
- Скотина, - прокомментировал тот, отдышавшись и заметив пустую бутылку.
Блэкбукс поводил горлышком у него под носом.
- Искать, искать, искать.
- Дебил алкогольный! - Гинтама повел кончиком носа и насторожился. - Наверх!
Они бросились к лестнице, обгоняя друг друга и путаясь в заплетающихся ногах. До спальни РФ, приехавшего погостить между лэвелами, добрались одновременно, а ворвавшись внутрь, одновременно взвыли дурными голосами.
- Приве-е-ет, - протянул РФ, счастливо улыбаясь. Он лежал на широкой старой кровати в форме морской звезды и меланхолично считал звездочки.
- Боже мой! - Блэкбукс метался по спальне, не теряя надежды, но без толку. Вокруг все, что походило на горизонтальную поверхность, было заставлено пустыми бутылками, стаканами, банками жестяными и даже стеклянными. И все без исключения емкости объединяла удручающая пустота.
- Последняя заначка надкинков! - Гинтама подошел к кровати, встряхнул РФ за шиворот, получил облако разноцветного дыма в лицо и, закашлявшись, отпустил. Блэкбукс подошел ближе, с подозрением принюхиваясь.
- Без толку, - разгоняя руками дым и радуги, прохрипел Гинтама. - Если дошло до этого, то бухла точно не осталось.
- Вы такие красивые, - сказал РФ, щурясь. - Как Сквало и Занзас в молодости. Я вас так люблю. Будете? - он протянул им косяк.
- Не бери, - Блэкбукс ударил по автоматически протянувшейся руке Гинтамы. - Помнишь, чем в прошлый раз кончилось?
Тот вздохнул. Нет, не помнил. Но зад предупреждающе зачесался, а значит ничего хорошего в прошлый раз не было.
- Что делать будем? - понуро спросил Гинтама. Блэкбукс скривился: думать он не хотел, он хотел выпить!
- Хуниверс! - осенило его. - Надо позвать Хуниверса! Пусть сгоняет, у него же есть эта... как её? Коробка!
- Это Тардис, - ласково поправил РФ, - внутри больше, чем снаружи, живой корабль, со сломанной системой маскировки...
- Коробка! - оборвал его Блэкбукс.
- У него есть, - РФ ткнул косяком в Гинтаму. - В визитке, я сам видел.
Блэкбукс уставился на Гинтаму и начал медленно наступать.
- Она не такая, это другая коробка, - замотал тот головой. - Она картонная, мы её даже раскрашивать не стали! - он бросился за дверь.
- Мне все равно! - орал Блэкбукс, бросаясь в погоню. - Пока вы у меня гостите, вы обязаны соблюдать правила посещения моего магазина, а оно одно - я должен выпить!
- Славные такие, - РФ затянулся, обжигая пальцы, и выкинул окурок. - Такие энергичные. Даже не верится, что мы родня. - Вытянув руки в стороны, он похлопал по постели. - Чудище-е, вылеза-а-ай... У тебя выпить есть?
Под кроватью действительно что-то зашевелилось, недовольно бурча, и из-под свисающего почти до пола покрывала выкатилась бутылка с нежно-зеленым содержимым.
- Хмм... - РФ подобрал её, с удивлением рассматривая на свет. - Лимонад?
- О, ты нашел, молодец, - в дверь стремительно вошел Хуниверс. - А плойку ты тут не видел?
- Плойку? - РФ нахмурился. - Зачем? Для разговора? Вон, утюг возьми, он надежнее.
- Нет, плойка нужна, ну да ладно, найдется, - Хуниверс мягко отобрал у несопротивляющегося РФ бутылку и вручил ему взамен пакетик. - Расслабляйся, - потрепал он рыжую макушку. - Братьям ни слова, что ты меня видел. Не хочу Тардис по пустякам гонять, сам знаешь.
- Хорошо, - кивнул РФ. - А меня с собой возьмешь?
- В следующий раз, - Хуниверс подмигнул и исчез, растворившись в воздухе, как глюк.
РФ скрутил косяк и прикурил.
- Забористо, - удовлетворенно выдохнул он, откинувшись на постель. Глаза его постепенно синели, но сказать об это РФ было некому.



И тьма накрыла ненавидимый прокуратором город, пропал Ершалаим – великий город, как будто не существовал на свете.
В дежурке тоже было неспокойно. Дым от скуренного стога сквиков и кинков (никто так и не понял, почему они росли на одном поле, но на середине первого косяка всем стало до лампочки) еще вился над полем, перекати-поле носилось как угорелое, аноны валялись группками и вяло обменивались репликами. Даже анон-с-гифками, неутомимый и неспящий, частенько верхом на перекати-поле добивавший слабо подергивающийся тред из водяного пистолета с концентрированным раствором "Самые запоминающиеся сцены, сезон 1", лежал на земле в позе звездочки и пытался создать из дыма фигуру раздевающегося Гинтоки.
– Я такую подал, – неожиданно откликнулся анон слева.
– Мм? – переспросил анон-с-гифками. Фигурка расплылась, принимая очертания кого-то рогатого.
– Хджгн, – ответил тот так, как будто это все объясняло.
– Мне понравилось, – послышался приглушенный голос анона справа. Его пакет для головы порвался в некоторых местах, сквозь прорехи торчали прядки рыжих волос.
– А с этим мы что теперь будем делать? – спросил самый маленький из анонов, указывая на кучу каких-то странных предметов. Его пакет то и дело сползал набок, словно он совсем недавно начал его носить.
– Что это? – обалдело спросил анон-с-гифками, беря в руки первый попавшийся предмет. На вид тот больше всего напоминал миниатюрный тазик.
– Ух ты, какая штука, – восхитился другой анон, вытаскивая из кучи анальную пробку.
– Это заявки, – авторитетно заявил анон-с-рыжими волосами. – Их надо выполнять.
В повисшей тишине было отчетливо слышно, как где-то далеко перекати-поле перепрыгивает через пейот.

– Опять? – спросила фигура-в-белом-балахоне. Если бы перекати-поле могло, оно бы, наверно, пожало плечами или даже сделало фейспалм, но пришлось ответить только согласным "вжух-вжух". – Мы тут вообще-то заняты, – она мотнула головой в сторону палатки, разбитой прямо у входа в казино.
– Ладно тебе, – мягко произнесла фигура-в-черном-балахоне-с-желтым-орнаментом, положив той руку на плечо. – В этом туре мы все равно в выигрыше, а следующий подождет. Почему бы и не помочь.
– Ну, только если ты настаиваешь, – протянула фигура-в-белом-балахоне, оглядываясь через плечо.
Фигура-в-черном-балахоне-с-желтым-орнаментом хмыкнула и обратилась к перекати-полю:
– Мы скоро будем, только вещички тут приберем, – взгляд, который она кинула на фигуру-в-белом-балахоне был таким красноречивым, что даже перекати-поле его заметило. Через ткань балахона.

Замотанные скотчем прямо поверх пакетов, двое анонов шли по дежурке неузнанные. Тучи завесы жалости сгущались над полем, дым давно не вился, расстроенные аноны с тоской смотрели на горку заявок, где-то далеко внизу веселились люди, безразличные, как звезды.
– Почему поле? – шепотом спросил один анон в скотче у перекати-поля. То прошелестело что-то подозрительно похожее на "автор упрлс".
Тем временем, другой анон в скотче наклонился к горке заявок, достал первую попавшуюся и громко заявил:
– Не уверен, что получится, но я попробую вот эту.
– Ух ты, какая классная. А я бы вот ту наверно, – присоединился к нему первый анон, засовывая руку глубоко внутрь горки и доставая что-то не идентифицируемое.
Другие аноны покосились в их сторону с недоумением и надеждой.
– Я так не смогу, – сказал какой-то анон, обнимая заявку и раскачиваясь. Наверно, до того ему достался косяк с ангстом.
– Конечно, сможешь, – ответил первый анон в скотче, присаживаясь рядом.
– И нечего ныть, в ворд иди лучше, – добавил второй анон в скотче.
– Разве у меня получится? Я же фикбук, – горестно переспросил анон, обнимавший заявку.
– Получится-получится, куда ты денешься. Я ждать буду, так что марш писать! – с напускной серьезностью ответил второй анон в скотче.
Воровато оглядываясь друг на друга, как команды, добечивающие тексты после выкладки, один за другим аноны подбирали понравившиеся заявки и подключались к ворду. Перекати-поле смотрело на них с гордостью.

Стянув пакеты и мотки скотча, сасахиджи сидели на краю оврага, свесив ноги и прикуривая последний завалявшийся со сквик-феста косячок – один на двоих.
Гора заявок, ждущих своего исполнения, хоть и поуменьшилась, но все еще выглядела устрашающе.
– Надо дать сигнал к старту? – вздохнула Исабуро, протягивая косяк Хиджикате. Расстройства в ее голосе, впрочем, были ни на грамм.
– И к финишу, и помахать помпонами в процессе, – в тон ей ответила Хиджиката и затянулась: – Что у тебя, кстати?
Исабуро не ответила. Она подняла голову к небу, смотревшему высоко сверху далеко вниз, потом натянула на голову пакет, спрыгнула с оврага и пошла в сторону поля, фыркнув на прощание: "А ты угадай".




Особенности фестов во время ФБ

- А у меня арбузы в этом году уродились, сладкие, - томно тянет РФ.
Бличу похуй. Он смолит косяк, сидя на крыльце общежития. За его спиной на перилах устроился РФ, тоже с косяком, но как-то тонким и длинным, будто девчачья сигарета.

Гинтама медленно закрывает глаза и снова открывает. Ничего не меняется. Только расстояние до крыльца мистическим образом сокращается на несколько метров.

- Привет, ханурик, - РФ смотрит на него свысока, демонстративно затягиваясь и возвращая зажигалку Бличу.

Гинтама молчит. Он помнил, что что-то должен сделать. За чем-то он ходил и должен был...

- Ты как? - Блич смотрит на него снизу вверх немного устало. Сказался левел и отсутствие канона.
- Я вернулся... - Гинтама хочет спросить "Откуда?", но забывает, как звучит это слово.
- Мы видим, - хохочет РФ. - Что, хуево? Опять без треда сидишь? Придурок, лучше бы выкладками занимался, а не пиздел в Дежурке.
- Выкладка, - вспоминает Гинтама. - Я ходил за выкладкой.
- Она у тебя в руке, - бросает Блич, отворачиваясь.

Гинтама с недоумением смотрит на свои руки и понимает, что тот прав. Он медленно поднимается по ступеням на второй этаж общежития. И думает: когда он успел пройти гостиную?

Сквики, разбросанные по всему дивану, не дают спокойно спать. Мешаются под боком, лезут под юкату, щекоча острыми гранями, и колются надкинками. В комнате душно. Запах насилия смешивается с вонью ООСа и не дает думать над... чем-то... Гинтама хмурился. Блич ему что-то говорил. Про руки. На руках Гинтамы какие-то засохшие розоватые потеки, будто неотмытое варенье.
Голова тяжело гудит от обилия комментариев. "У меня температура, - понимает Гинтама, глядя на шкалу упоротости. - Пониженная. Или это давление?" Спросить не у кого.
Некормленный Длодлопио скулит в углу, дожевывая перекати-поле.

- Я не знаю, - устало отбивается ФФБ. - Не видел уже два дня.
- Блядь. - РФ суёт руки в карманы и шагает мимо Гинтамы, толкая его плечом. - Хули встал на дороге?!
- Мне надо...
- Съеби, - коротко отмахивается РФ. - Иди, в коробочки играйся, урод.

Гинтама смотрит ему вслед. Он не понимает, как оказался в коридоре и как долго здесь стоит.

- Ты на выкладку не опоздаешь? - спрашивает ФФБ. В его голосе слышится удивление. - С тобой все...
- В порядке, - кивает Гинтама.
ФФБ пожимает плечами и сбегает вниз по лестнице в подвал.
"Ганнибал, - вспоминает Гинтама. - Я к доктору шел".

- ... так что я уверен, у вас все получится, - Ганнибал доброжелательно улыбается. Он сидит за массивным столом, положив локти на ручки кресла и сцепив пальцы.
"Икари, - отмечает Гинтама, медленно моргая. - Ему нельзя верить"
- Я пойду.
- Постойте-ка, - Ганнибал неожиданно оказывается у него на пути, непонятно как успев переместиться. Он мягко отяягивает веко Гинтамы, осматривает его глаза, прикладывает прохладную кисть ко лбу. - Как давно это у вас?
- Я устал. Посплю и пройдет, - выло отвечает тот. Мне всего лишь надо новую... новый тред... Это пройдет.
- Как знакомо. - Улыбка Ганнибала ласковая и чуть сожалеющая. - Но вы правы, ничего серьезного. Вот, не забудьте. - Тяжелая книга ложиться в руку Гинтамы.
"Изысканная кулинария. Чарующий кинк вашей кухни". Гинтама почему-то думает, что это не для него, что ему нельзя брать эту книгу.
- Зачем?
- Берите-берите, - Ганнибал мягко приобнимает его за плечи и ненавязчиво провожает до дверей. - Потом вернете.
Гинтама смотрит ему в глаза, тонет взглядом в прозрачной радужке и оказывается на заднем дворе общежития. "Выкладка!" - теперь он точно помнит, что ему надо сделать. Идея сходить к доктору кажется ему теперь очень правильной.

В комнате слишком темно. Из-за того, что занавески плотно запахнуты и двери закрыты.
Гинтаме душно, но он не может встать. Липкий пот ловит его в паутину, прижимает к дивану путами из скомканной одежды. Воздуха не хватает, кажется что с каждой минутой его все меньше и меньше. Гинтама, пошарив рукой, извлекает из-под задницы что-то влажно-скользкое. Оно приятно холодное, и тухловатый запах почти не чувствуется. Положив это на лицо, Гинтама облегченно вздыхает и тут же давится попавшим в рот краешком. Но распробовав, оставляет как есть. Лицо теперь не пылает, а посасывать это что-то - очень вкусно.

- Слышь, - РФ подходит с максимально независимым видом, - ты Блича не видел?
Гинтама мотает головой.
- Блядь, да ты совсем упоротый, - присвистывает РФ, вглядываясь ему в лицо. - Косяк будешь? - сжалившись, он протягивает пачку. Гинтама по привычке выгребает половину, хоть курить и не хочется совершенно.
- А у меня арбузы уродились, - благодушно хвастается РФ, прикуривая. - Вкусные.
- А у меня сквики появились, - придурковато улыбается в ответ Гинтама.
- У тебя? - изумляется РФ. - Покажи. - Он разворачивает тред и смеется, сгибаясь чуть не до пола. - Это? Это сквики? Ты точно упорот! - Он ржет до покраснения, пока не закашливается дымом. - Смотри, вот какие должны быть сквики!
Поискав по карманам, РФ, наконец, находит нужную ссылку и сует под нос Гинтаме. Тот отшатывается, зажимая рот.
- Тазик дать? - снисходительно спрашивает РФ, бережно убирая ссылку.
Гинтама протестующе мычит и бредет прочь, на улицу.
- На выкладку не опоздай, долбоеб! - кричит вслед РФ. Он очень доволен собой, поэтому, больше не обращая на Гинтаму внимания, насвистывая, уходит к себе.

Книга оказывается действительно полезной вещью. Гинтама, случайно уронив её на пол, слезает с дивана и заглядывает под него. Стюардессы шипят, одной из них придавило руку, другая царапает на полу кириллицей Т О Ш
Гинтама радостно улыбается.
- А тебя РФ искал, - сообщает он и тянет темно-красное на себя. Оно разматывается неохотно, рвется и падает склизкими кусками на пол. - Представляешь, у него арбузы есть. - Темно-красное манит и притягивает. Гинтама осторожно берет его в рот и жует с задумчивым видом. - Вкусные, - зачем-то добавляет он.
Взгляд падает на книгу и, словно по щелчку, в голове проясняется.
- Если подать под майонезом, то будет вкуснее! Или можно сделать соус...
Гинтама увлеченно листает страницы.
Теперь ему хорошо и совсем не кажется, что он что-то забыл. Ведь он понял главное: то, что он искал, все это время было рядом. И останется с ним навсегда.



ФШ


















@темы: Дежурка о ни варе ва нахрен